Вверх

Вниз

School of Pleasure

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » School of Pleasure » [Фанфики] » Не моё! Но потрясно!


Не моё! Но потрясно!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Автор:  Александр Меррит
Пара/Персонажи: Ямато/Ирука
Рейтинг: PG
Жанр: стеб, драббл
Дисклеймер: Не мое. И лошадь тоже.

По возвращению с миссии Какаши хорошенько отмылся, отъелся и отоспался. После чего решил провести вечерок в баре на 3-ей улице. Однако заглянув внутрь и увидев, кто сидит за его любимым дальним столиком у окна, предпочел слиться. Тихо и незаметно. Огородами. И далеко-далеко. Потому как ничего хорошего от такого ожидать нельзя.

- Вот где он сейчас шляется? - Ирука прижимал к горящим от выпитого щекам по бутылочке из-под саке.
- На миссии же, - Ямато хмурился, глядя на полную керамическую чашечку.
- Это он сказал, что на миссии, - слегка заплетающимся языком произнес Ирука, - А сам небось - по бабам!
- Что - по бабам? - Ямато опустошил чашечку и тут же наполнил ее снова.
- Пошел! Правда, гад? - прочувствовано спросил Ирука.
- Гад! - согласился Ямато.
- Вот он тебе хоть раз хорошее слово сказал?
Ямато глубоко задумался.
- Вот и мне - ни разу! Скотина?
- Скотина! - снова согласился Ямато, отпивая саке прямо из бутылки.
- И с днем рождения меня не поздравил! - Ирука был безутешен. - Ну не сволочь разве?
- Разве! - брякнул Ямато. - То есть сволочь.
- Слова хорошего никогда не скажет! - начал повторяться Умино.
- И мне! - вторил Ямато.
- И что я только в нем нашел? - убивался Ирука, покачиваясь на стуле.
- Что? - заинтересовался Ямато, отставляя бутылку и заглядывая Умино в глаза.
- Ничего! - решительно ответил тот.
- Вот и я ничего! - поддержал Ируку Ямато. - А может, ну его вообще?.. - вдруг предложил он, перегибаясь через стол.
- Чо? - выпучил глаза Ирука. - А хотя… - И он, как в прямом, так и в переносном смысле, махнул рукой. И потянулся к Ямато.
Какаши тем временем засел дома перед телевизором с упаковкой пива. Но отдыха не получилось - в голову лезли неприятные мысли.
…Какаши искренне недоумевал, как эти двое могли сконнектиться, но с результатами их плодотворного общения предпочитал не знакомиться. Мрачно представляя себе, что они могут друг другу понарассказывать, Хатаке не заметил, как уговорил последнюю банку.
Через пару минут в дверь квартиры Какаши начали отчаянно колотить.
- Кого там демоны принесли?!! - взъярился и до этого не слишком добрый Хатаке, ринувшись к дверям с намереньем рассказать позднему гостю о правилах вежливости.
Какаши распахнул дверь и остолбенел.
На пороге его квартиры в обнимку стояли еле держащиеся на ногах Ямато и Ирука.
- Какаши! - заявил Ирука, пренебрегая приветствием. - Мы пришли сказать, что ты - козел!
- Да! - подтвердил Ямато и так рьяно кивнул, что чуть не свалился вместе с Умино.
- Потому что ты мне сказал, что к нему пошел! - продолжил Ирука, восстановив равновесие и кивая на Ямато.
- А мне, что по бабам! - обиженно сказал тот.
- А бабам, что на миссию!
Ямато снова закивал, и неустойчивая парочка все-таки грохнулась.
- Так что мы тебя бросаем! - провозгласил Ирука откуда-то из-под Ямато. - И уходим друг к другу!
- Вот только встанем - и уйдем! - подтвердил Ямато.
Спустя несколько неудачных попыток парочка действительно собрала себя в более-менее вертикальное положение и, одарив Хатаке еще несколькими уничижающими взглядами, покачиваясь, удалилась.
- Аааахренеть! - выговорил выпавший из транса Какаши, когда Ирука и Ямато скрылись за поворотом. - Что это было?..
_________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
Автор:  Тангорн
Пара/Персонажи: Тензо/Какаши
Рейтинг: PG-13
Жанр: драббл, ррромантика
Дисклеймер: И не мое.

Хатаке бесшумно приземляется на ветку дерева-исполина рядом с Тензо. Тот еще несколько секунд назад ощутил чужое присутствие и даже угадал, чье именно. Он бросает быстрый взгляд на Какаши, приветствуя его сдержанной улыбкой, и снова возвращается к прерванному занятию.
- Прячешься? - спрашивает Хатаке, присаживаясь на корточки напротив Тензо.
- Я пишу отчет, - звучит меланхоличный ответ. Примерно такой же меланхоличный, как и вопрос.
Тензо сидит, прислонившись к необъятному стволу, вдумчиво и тщательно выводя на свитке иероглифы. «Как же красиво у него это получается», - отмечает про себя Какаши, вспоминая отчеты, написанные собственной рукой. - «Я так даже на уроках каллиграфии не старался…» Некоторое время Хатаке, как завороженный, наблюдает за мягкими движениями кисти, вслед за которой свиток покрывают аккуратные, ровные иероглифы.
Но вот кисть начинает сбиваться с первоначального спокойного ритма, ее кончик то и дело дергается и соскакивает в сторону. Линии становятся неровными, а еще через мгновение в конце предложения появляется небольшая клякса.
- Семпай, не смотрите на меня так, это мешает сосредоточиться.
Какаши поднимает взгляд и видит, что Тензо слегка хмурится.
- Отвлекись, - предлагает Хатаке.
- На что? - Тензо, кажется, удивлен. Кисть нерешительно зависла в воздухе.
- Нэ-э-э… Мы можем что-нибудь придумать, - мурлычет Хатаке.
Тензо не всегда может определить это с достаточной уверенностью, но, кажется, семпай улыбается под маской. Какаши подается вперед, одной рукой опираясь на ветку, и заглядывает в свиток. Некоторое время Тензо видит только серебристую макушку. Он уже привык к подобным проявлениям бесцеремонности со стороны Хатаке. Только он слегка теряется в догадках, что же тот собирается «придумать» и зачем ему сдался тривиальнейший отчет о миссии категории А.
Когда Хатаке поднимает голову, он оказывается без маски. И очень близко, так, что Тензо ощущает его дыхание на своей щеке. От неожиданности он пытается отстраниться, но только больно стукается затылком о дерево. А уже через секунду свиток и кисть летят на землю, потому что совершенно деморализованному Тензо приходится схватиться руками за ветку, чтобы не упасть…
Эти двое не перестают удивлять друг друга. Какаши, наверное, никогда не привыкнет к этой потрясающей наивности, которую неизменно проявляет Тензо в личных отношениях. Тензо же еще предстоит не раз удивиться, что не только дерево, но и скамья в пустом парке, и засада в паре километров от вражеской стоянки, по мнению Какаши, тоже ничего себе местечко для сексуальной разрядки.

увеличить

увеличить

Отредактировано Оями-сенсей (2008-07-17 15:58:57)

0

2

Название: С добрым утром, Саске!

Автор: Леония

Бета: viaorel
Пейринг: Сасу/Нару

Рейтинг: PG

Жанр: юмор, намёк на яой

Форма: мини

Дисклеймер: Да-да, господин Кишимото, это ВАШИ герои! Как это, «Я такого не писал!»??! Предупреждение: Без ООСа может только Кишимота!

Как вы думаете, на что похоже обычное утро среднестатистической супружеской четы? Продирание глаз, вялый утренний поцелуй наугад, изнывание под дверью сортира в ожидании своей очереди, брезгливое ковыряние в тарелке и, наконец, выползание из родных пенат навстречу судьбе, а там уж как сложится та самая судьба. Но эту чету назвать среднестатистической не повернулся бы даже самый смелый язык.

Семь утра. Покрытый вмятинами будильник заводит свою трескучую заздравную песнь, звук, нарастая, заполняет всё пространство небольшой комнаты. На большой кровати, за обширность и функциональность прозванной в народе гордым словом «траходром», начинается движение: кто-то ворочается, зевает, постанывает, но упорно не встаёт. Звук будильника становится угрожающим. Из-под одеяла высовывается рука, цапает многострадальный механизм и швыряет в стену. Обиженно хрюкнув, звонильник затыкается и с мстительным грохотом падает на пол.

- Добе, там кнопочка для особо умных есть, - слышится сонный, но уже мрачный голос.

- Тогда и ставь его возле себя, умник! – огрызается второй голос.

- Я-то и так проснусь, а тебя ж хрен поднимешь, спящий царевич!- первый голос из мрачного становится ехидным.

- Тогда уж хокагич, - в тон ему отвечает второй. Даже не видя лица его обладателя, можно точно сказать, что первому показали язык. Пододеяльная возня усиливается, слышатся сдавленные смешки, звуки поцелуев, возмущённое «Ах, ты!» - и стремительно распрямившееся тело вышвыривает встрёпанного оппонента прочь с уютной кровати. Катящаяся кубарем тушка со звучным «ляп!» здоровается с той же стенкой, о которую ранее звезданулся будильник. Последний, злорадно булькнув, затихает окончательно. - САААСКЕЕЕ!!!!

На кровати, сбрасывая с себя одеяло, рывком садится победитель постельного состязания. Чёрные волосы стоят дыбом, глазищи сверкают праведным гневом, что неудивительно – нижняя губа прокушена до крови пылким соседом по койке (по дому, по всей жизни, будь она неладна!!!). Посасывая ранку, он сверлит злобным взглядом лохматого блондина у стены. Пауза затягивается. В воздухе всё отчётливее ощущается почти электрическое напряжение, кажется, ещё немного - и жахнет молния.

- Узумаки, ты – кретин!

Ффуухх, кажется, пронесло.

- Ну вот объясни мне, как я с таким украшением на работу пойду? – черноволосый осторожно трогает болячку и морщится. Блондин виновато вздыхает. Но тут ему в голову приходит блистательная идея, от которой полосатая физиономия расплывается в довольной ухмылке:

- А ты не ходи!

- Как это? - брюнет в ступоре.

- Да элементарно! На тебя напал…эээ…о! Бешеный лис! – счастливый гогот.

- Вот уж точно - бешеный, - ворчит пострадавший от нападения неизвестного животного, беззастенчиво выдаваемого за лису. Блондин тем временем вдохновенно вещает, развивая тему:

- … а для убедительности сводим тебя к Сакуре, она сделает укол какой-нибудь витаминный… - Противостолбнячный!– взрывается брюнет.

– Против такого столбняка, как ты! Лис меня покусал, ха! А твой питомец Кьюби от бешенства привит?!! Может, и тебя кольнуть надо?!

- А меня-то зачем?! – офигевает идейный вдохновитель.

- Для профилактики!!!

Брюнет соскакивает на пол и, шлёпая босыми ногами, удаляется в ванную, бормоча себе под нос: «Я женат на идиоте!».

- Видели глазки, что покупали? Теперь ешьте, хоть повылазьте! – орёт ему вслед прекрасная половина. В ответ дверь ванной комнаты хлопает по-особому громко и пренебрежительно.

- Вот козёл, - беззлобно выдаёт блондин, поднимая украшенный очередной вмятиной будильник. Трясёт возле уха, дышит на стекло, полирует его о трусы, колупает треснувшую эмаль на корпусе и приходит к выводу – таки не работает.

- Аааа… Будильник роняется обратно. Погромщик исчезает на кухне. Звуки, доносящиеся оттуда, могут смело претендовать на «Оскар» в качестве лучшей озвучки батальной сцены. Не хватает только конского ржания, но его с упехом заменяет риготание блондина. После очередного жуткого звука падения чего-то массивного (неужто в ход пошла мебель? OMG!) из ванной вылетает озверевший мокрый брюнет в одном полотенце.

- (вырезано цензурой) ты (опять вырезано цензурой) я тебя (совсем вырезано цензурой)! ПОШЁЛ ВОН С КУХНИ, ЗАРАЗА!!!

- Я есть хочу! – протестующий вопль. Чёрные глаза стремительно раскочегариваются, как конфорки инфракрасной плиты. Блондин, пискнув, исчезает за холодильником.

- Вылазь, вредитель, - рычит брюнет.

Тишина.

- Ты сам выползешь или мне тебя оттуда выкурить?!

Молчание.

- Ну всё! ЧИДОРИ!

Грохот, треск, клубы дыма, яростный кашель дуэтом. Дым немного рассеивается и становятся видны две чумазые фигуры над обломками почившего агрегата. Покорёженные останки смердят горелой изоляцией, горелыми овощами и горелой бумагой. Сквозь смрад пробивается тонкий аромат хорошо прожаренного бифштекса.

- П**дец холодильнику! – загробным голосом констатирует блондин… теперь уже шатен.

- Приятного аппетита! – хмыкает демоническая фигура в набедренной повязке. Парни окидывают друг друга мрачными взглядами. Присматриваются. Экс-блондин тихо прыскает, припылённый брюнет, пряча усмешку, складывает рот куриной жопкой, отчего визави заливается уже в голос, хлопая себя по коленям, тыча пальцем в стоящего напротив убийцу холодильников и безуспешно силясь выговорить хотя бы слово. Наконец брюнету эта истерика надоедает. Он сгребает подкопчённого юмориста в охапку и тащит в ванную. Запихнув в душ, быстро включает холодную воду и отскакивает на безопасное расстояние.

- ВАААА!!!

Теперь потешается брюнет: у обтекающего блондина глаза вытаращены, как у мышки, делающей харакири. Бедолага мгновенно синеет, покрывается гусиной кожей и начинает стучать зубами.

- С-са-с-ске, с-св-в-во-ло-чь, вык-к-к…

- Что-то никак не могу понять, о чём Вы говорите? – стебётся брюнет. А вот это он совершенно зря! Сильная рука хватает его за шею и втягивает под ледяные струи. Теперь орёт черноглазый, пытаясь вырваться из стального захвата и одновременно открутить вентиль горячей воды. Последнее удаётся значительно быстрее, хватка на шее ослабевает. Оба наслаждаются теплом и тишиной, нарушаемой лишь шелестом воды…

- Если бы мне кто-нибудь лет этак надцать назад сказал, что в мою жизнь прочно войдут мятые будильники, прокушенные губы и взорванные холодильники, и всё это со сранья - хрен бы я ему поверил, - бурчит черноглазый, отмывая шевелюру блондина стратегическим запасом шампуня после того, как на его собственную вылили не меньше флакона (можно было обойтись и более скромным количеством, но кое-кто в этом доме не приемлет полумер). Сам блондинистый блаженно жмурится, полосатая мордашка лучится счастьем.

- Скажи, Саске, а ты не жалеешь, что теперь у тебя есть ВСЁ ЭТО?

Короткая пауза. На один вдох.

- Нет, усуратонкачи, не жалею.

Брюнет оставляет разомлевшего жёлтого полосатика домываться, а сам идёт в комнату за полотенцами. На обратном пути он слышит в ванной грохот, отборный мат и оглушительный вопль:

- Какая сволочь бросила на пол мыло??!!!

«Сволочь» закатывает глаза и идёт поднимать мыло, рухнувшую полку и своего благоверного, чтоб ему пусто было, слепошарому!

С добрым утром, Саске!

0

3

не мое,но так ниче написано,читайте!

Название: Безжизненный
Автор: Викто
Бета: Sacrima
Пейринг:КакаИру
Рейтинг: R
Жанр:романс, АУ, юмор
Предупреждение: кроссовер ко вселенной "Ловелесс"

Написано по заявке Kizune:
читать дальше Хочу: Какаши/Ирука (Какаши - только сэме). Жанр: романс с непременным хэппи-эндом. Рейтинг не ниже R. Можно АУ. И чтоб у Ируки до Какаши никого не было (извините, вечный мой таракан). 

читать дальше

Безжизненный

Солнечный свет слишком ярок,
Я сгорю однажды в нем.
Мраморных плит и стрельчатых арок
Тьма как прежде в сердце твоем.

Мне не встать с тобою рядом,
И рукой не достать звезды.
Я могу только ласковым взглядом
Касаться холодной луны.

Мне бы спрятаться в саван обмана
Притвориться, что нет тебя.
Сердце пылкое – жертва кинжала.
И тихо шептать: «я любя».

Существует ли жизнь без света,
Пусть лишь холод в твоих глазах?
На сотни вопросов найду ли ответы,
Пропав в своих безнадежных мечтах ?

Какаши отключил звук и снял наушники. Ему нравилась эта песня. «Безответная любовь». Она была так похожа на его жизнь. Не даром его имя было «Безжизненный».
Толкнув дверь Школы, мужчина вошел в прохладный холл. Он лет семь не был здесь. Тяжело было ходить по тем коридорам, где когда-то бродил Обито. Тяжело…
Массивная дверь закрылась за ним с тихим щелчком. В Школе было необычно тихо.
«И зачем Сандайме вызвал меня?» - подумал Какаши, поднимаясь по лестнице. Впрочем, немного развеяться тоже было неплохо.
Проходя мимо одного из тренировочных залов, Хатаке услышал голос Генмы – своего старого друга. Малыш Ширануи, несмотря на двадцатитрехлетний возраст, все еще носил ушки и ужасно комплексовал из-за этого. При этом на любое предложение Какаши познакомить его с девушкой, тот отвечал отказом.
Поначалу в душе Хатаке зародились подозрения, что недавно умерший от рака Хаяте был не просто другом детства для Генмы, а чем-то большим.
Но, нет. Ширануи переживал смерть друга тяжело и почти безвылазно жил у Хатаке. Какаши был, в общем-то, не против, но в один прекрасный день Генма, сияя как солнце, Генма объявил, что у него появилась Жертва. Его Жертва! С таким же именем, как и у него – Беззвучный.
Хатаке искренне поздравил его, но в душе всколыхнулись позабытые чувства. У Какаши Жертвы не было. Когда-то был Обито, но тот предпочел ему красавицу Рин, а потом…
Мужчина встряхнул головой и вошел в зал.
В центре стояли две пары. Генма и его Жертва – Райдо, а напротив них – Мизуки и Анко. Завидев блондина, Хатаке поморщился. Но о причине плохого отношения к этому Бойцу не знал никто, даже Ширануи. Не мог Какаши признаться даже ему, что ненавидит Мизуки за то, что тот.… За то, что тот был рядом с Ирукой.
Мужчина ленивой походкой направился к четверке.
- Держи язык за зубами, - прорычал Райдо.
- Смотри, кто заговорил, - ухмыльнулся Мизуки, уперев руки в бока.
- Хватит вам, - попытался урезонить спорящих Генма.
- А ты помолчи. Где уши-то забыл? Небось лег под своего белобрысого дружка.. – закончить фразу Мизуки не успел. Райдо молниеносно подался вперед и врезал ему по челюсти.
- Эй, прекратите. Остановитесь, - подала голос Анко, но вмешиваться в драку не стала.
- Райдо, - позвал Ширануи, - отпусти его.
Жертва брезгливо отпихнул от себя беловолосого Бойца. На лице того живописно растекался синяк. Драться он никогда не умел.
- Урод. Вызываю тебя на поединок, - прошипел Мизуки.
- Система не место для выяснения отношений, - заметила Анко.
- Замолчи! – фыркнул на нее Боец и повелительно вскинул руку.
- Дааа. А ума-то у тебя не прибавилось, - протянул Какаши, останавливаясь рядом с Генмой. Мельком оглядев друга, он отметил, что ушек и хвоста и вправду нет. Интересно…
- Не вмешивайся, - выкрикнул Мизуки.
- С каких это пор у тебя новая Жертва? – не слушая его, продолжал Хатаке. Неужели с Ирукой что-то случилось?
- Тебе-то какая разница?! Уйди!
- Нет. Бои без разрешения запрещены, - твердо сказал Хатаке.
- Какаши, мы справимся, - процедил Райдо, готовый броситься в бой.
- Как хотите, - легко согласился мужчина и отступил в сторону.
- Мы принимаем вызов, - громко произнес Генма, - Загрузка системы.
Пространство исказилось, и фигуры пропали. Хатаке усмехнулся и слегка прищурил глаза. Главная способность, сделавшая его одним их сильнейших Бойцов Школы – это особое зрение, позволяющие ему видеть Систему, даже не прибывая в ней. Полезная способность.
Вот и сейчас Какаши наблюдал за сражающимися, отмечая тактические хода и заклинания.
Генма и Райдо выбрали осторожную тактику. Они не атаковали, делая лишь пробные удары. В отличие от них, вторая пара пыталась бить на поражение. Мизуки, как и прежде, отличался поспешностью и импульсивностью. Но если раньше из-за небольшого количества Силы у Ируки, нападение заставляло его рационально использовать энергию, то теперь Боец явно утратил всякое чувство контроля.
Он атаковал сильно, но не эффективно, пытаясь одним ударом вывести противников из строя.
Улучив момент, Генма резко вскинул руки и выкрикнул заклинание. Мизуки пытался отразить удар, но защитный купол разорвало в клочья.
Мгновение растеклось как патока, и противники были скованы цепями. Железные ошейники медленно сжимались, заставляя вторую пару задыхаться.
- Бой окончен. Отмена системы, - прохрипела Анко.
Какаши улыбнулся. А Райдо и вправду хорошая Жертва. Генме повезло. Они великолепно действовали вдвоем. Похвально.
Мизуки злобно глянув на победителей, быстро покинул зал. Он никогда не умел проигрывать. Зато девушка кивнула и сдержанно сказала:
- Спасибо за бой.
И только потом последовала за своим Бойцом.
- Неплохо. Но не стоило затягивать сражение, - вынес свой вердикт Хатаке.
- Да ладно тебе. Выиграли, - улыбнулся Генма. Еще одна странность сегодня – он был без своей стальной иглы, которую вечно совал в рот.
- Хорошо. А теперь ответь мне на пару вопросов, - грозно начал Какаши, подходя к другу, - Где твои сенбон и ушки?
- У Райдо забыл, - выпал Ширануи и слегка покраснел.
- И то и другое у него «забыл»? – уточнил Хатаке елейным голосом.
- Ага, - кинул Генма, гордо вскинув голову.
- Понятно. Ушки потерял, а мне, лучшему другу, и слова не сказал!!! – картинно заломил руки Какаши и изобразил горькие рыдания.
- Я тебе звонил сегодня, а дома никого не было, - оправдывался Ширануи.
- Никто обо мне не думает. Так и умру, всеми позабытый, - причитал Хатаке, подмигивая Райдо. Тот покачал головой, не понимая к чему разыгрывать этот спектакль.
- Надо отпраздновать это замечательно событие, - решительно заявил Какаши и умолк.
- Мааа… Меня же вызвал к себе Сандайме час назад. Я и забыл, - протянул мужчина и, развернувшись, пошел к выходу, - собираемся сегодня в девять у меня. Выпивка с вас, голубки.
- Договорились, - усмехнулся Райдо, отвечая за ним обоих.
Хатаке помахал им рукой и поспешил к своему учителю.

Ирука влетел в комнату и остановился, почтенно кланяясь учителю. Сегодня занятия у его класса закончились позже, чем он ожидал, а опаздывать Умино не любил.
- Простите за опоздание, Сандайме, - выдохнул он.
- Ничего-ничего. Не стоило так бежать, - добродушно улыбнулся мужчина. Ирука покачал головой.
- Зачем Вы меня вызывали?
- Я хочу познакомить тебя с твоим Бойцом. Мы нашли для тебя пару, такого же Безжизненного, как и ты, - объявил учитель.
- О! Так неожиданно, - только и смог выдавить из себя Умино. Внутри все сжалось от предчувствия встречи с Мизуки. Но ведь они два года назад расстались, и по инициативе Бойца ему стали искать другую Жертву. Видите ли. Ирука слишком слабый.
- Идем. Он уже ждет, - сказал Сандайме и поднялся со своего места.
Ируке ничего не оставалось делать, как следовать за ним. Опротестовать решение учителя он не смел, но снова стать в пару к бывшему партнеру было невыносимо. Умино нервно дернул хвостом. Хотя ему было уже двадцать пять, кошачьи уши и хвост все еще были на месте. Но в отличие от Генмы, Ирука не считал это недостатком.
«Уж лучше быть одному, чем с кем попало», - говорил он, когда особо настойчивые коллеги выпытывали причину такой сдержанности.
- Надеюсь, вы поладите, - сказал Сандайме и открыл дверь.
Шагнув в комнату, Умино на некоторое время прикрыл глаза. Почти вся она была погружена в темноту, кроме яркого пятна света, падающего сквозь небольшое окно.
В этом ослепительном треугольнике и сидел его Боец. Немного ссутулившись и уткнувшись в книгу.
Ирука не видел его лица, только серебристые волосы, искрящиеся в солнечном свете.
«Блондин. Но не Мизуки», - с облегчением выдохнул Умино. От радости его кошачьи уши встали вертикально.
- Ирука познакомься. Это твой Боец – Хатаке Какаши. Какаши – это твоя Жертва – Умино Ирука. И оба вы носите имя – Безжизненные.
Ирука чуть было не охнул вслух.

“Хатаке Какаши! Не может быть. Такой сильный Боец”, - подумал Умино. Тем временем мужчина опустил книгу и посмотрел на Жертву. Ирука впервые видел его так близко. Конечно, пару раз они сталкивались в Школе, но чтобы даже подумать, что он может стать его Бойцом. Невероятно!
- Здравствуйте, - произнес Ирука с легким поклоном. Какаши на его приветствие не
отреагировал, и просто сидел и смотрел на него. Смотрел своими странными
разноцветными глазами.
- Умино приходилось слышать разговоры о том, что Хатаке чуть не покончил с собой, когда умер Обито – его бывшая Жертва. Говорили, он ходил как потерянный. Ни с кем не общался, отказывался есть, часами мог смотреть в одну точку. Опасались, что подающий большие надежды Боец тихо сходит с ума.
- Время шло, и Какаши потихоньку возвращался в мир живых. Вот только Школу он бросил, и поступил в Университет, когда ему и шестнадцати еще не было. Гений.
- Привет, - наконец произнес Хатаке, поднимая руку вверх. Умино кивнул и улыбнулся.
Он надеялся, что у них получиться стать Парой.
- Что ж. Не буду вас больше задерживать. Думаю, через несколько дней приступим к
тренировкам. А теперь можете идти, - отпустил их Сандайме и первым вышел из
комнаты.
- Ирука, - позвал Хатаке и неторопливо подошел к замершему мужчине. - Я скажу тебе
три вещи, и хочу, чтобы ты их запомнил. Хорошо?
- Конечно, - кивнул Умино, удивленный таким порывом.
- Во-первых, мне плевать на посторонние мнение. И мне все равно, что тебя считают
слабой Жертвой. Во-вторых, с этого момента, я – твой, а ты – мой. Мы Пара, и я никому
не позволю нас разлучить, - сказал Какаши. Он говорил негромко, но что-то было в его
голосе такое, что Ирука понял, что это не просто пустые слова. И обрадовался, что этот
сильный Боец принимает его всерьез.
- И, в-третьих? - напомнил Ирука, заметив, что Хатаке замолчал.
- Мааа... В-третьих, я счастлив, что твои ушки и хвост все еще при тебе. Я бы очень
огорчился, если бы эта тварь Мизуки их получил, - тихо сказал Какаши, склонившись к
своей Жертве.
- А? Уши-то тут при чем? - вспыхнул Умино и, развернувшись, пошел прочь из комнаты,
- маньяк какой-то.
Он слышал, что Боец идет следом, но смелости обернуться ему не хватало. Конечно,
ему предлагали лишиться ушек и прежде, но тут... Они же пяти минут как знакомы, а он
уже...
- Ирука встряхнул головой и шевельнул кошачьими ушами. Он так к ним привык, что
мысль о том, что их не будет, казалась нереальной. Сзади послышался смешок, и Какаши
попытался поймать хвост. Жертва подскочил и неожиданно и резко обернулся.
- Ты что делаешь? - воскликнул Ирука, грозно глядя на Хатаке.
- Прости, не смог удержать, - улыбнулся Боец, разводя руками. Он лукаво смотрел на
него, похлопывая книжкой по своему бедру.
- Будь добр контролируй себя. Я не хочу лишиться хвоста из-за того, что ты его мне
оторвешь, - холодно сказал Умино и поспешил прочь.
- Ну что ты. Ты лишишься его по более приятной причине, - тихо прошептал ему вслед
Хатаке.
А Умино тем временем мчался вниз, мечтая поскорее покинуть Школу. Поведение
Какаши его шокировало, смутило и... Не этого он ожидал. Неужели он еще один Мизуки.
Не успел Ирука подумать о бывшем напарнике, как тот словно вырос перед ним из-под земли.
- Эй, куда так спешишь?
- Домой, - машинально ответил Ирука, останавливаясь. Сегодня явно был день
неприятных встреч!
- Послушай, я тут подумал... - Мизуки подошел поближе, - давай снова будем парой. Я
соскучился по тебе.
- А как же Анко? Она же сильная Жертва, такая, как ты хотел, - опешил от подобного
предложения Умино.
- Да, но нам же было хорошо вместе, - продолжал уговаривать его Мизуки. Он попытался
взять бывшую Жертву за руку, но мужчина отошел назад и со вздохом произнес:
- Хватит. Мне надоели твои метания. Ты сказал, что я слабый для тебя. Хорошо. Я даже
слова тебе поперек не сказал. Так что не надо сейчас заговаривать мне зубы.
- Раньше ты не был таким жестоким, - протянул Боец, - я был не прав. Извини.
- Нет, это ты извини. Но у меня есть Боец, и я его - Жертва, - сказал Ирука, пытаясь не
рассмеяться, глядя на вытянувшееся лицо бывшего напарника.
- И кто же он, если не секрет? Или она?
- Какая тебе разница. Мне некогда с тобой вести пустые разговоры, - ответил Ирука и
поспешил вниз по мраморной лестнице в холл.
- Эй, Ирука. Куда бежишь? - окликнули мужчину около дверей. Из коридора к нему
навстречу вышел Генма.
- Привет. Как поживаешь? - улыбнулся Умино, - Хотя я смотрю, что все замечательно.
- Да, великолепно, - усмехнулся Ширануи.
- Поздравляю, - протянул Ирука, загадочно улыбаясь. - И кому же ты обязан счастьем?
- Райдо, - расплылся в улыбке Генма.
- О! Желаю Вам счастья в личной жизни, - покровительственным тоном сказал Умино. –
Я рад за тебя.
- Спасибо, - немного покраснев, ответил Ширануи, - Подвезти тебя? Мы как раз в город
едем.
- Было бы здорово, - кивнул Ирука.
Они вместе вышли из здания. У входа стояла стильная темно-синяя машина. Генма уверенно направился к ней.
- Красивая, правда? - спросил он, открывая заднюю дверцу.
- Да. Здравствуй, Райдо, - поздоровался Умино с водителем. Ширануи уселся на сидение
рядом с ним, и машина мягко тронулась с места.
- Как дела? Странно видеть тебя в Школе, - сказал Райдо, когда они миновали закрытую
территорию.
- Сандайме познакомил меня с моим Бойцом, - невесело улыбнулся Ирука.
- Ух ты! И кто? - обрадовано воскликнул Генма, поворачиваясь на сидении.
- Хатаке Какаши.
- Какаши?! Здорово! - улыбнулся Ширануи и переглянулся с Райдо, - кстати, мы сегодня
устраиваем небольшой праздник. Присоединяйся, если есть желание.
- Праздник. По случаю чего? - спросил Ирука.
- По случаю потери ушек, - хохотнул Райдо, вогнав любимого в краску.
- О! А вы это празднуете. Я был бы не против, - засмеялся Умино.
Друзья договорились, что они заедут за ним вечером и поедут на вечеринку. Конечно, о том, что она будет в доме Какаши, Ируке никто не сказал. Поэтому, приехав на праздник, Умино от смущения не находил себе места. Какаши напротив улыбался и старался окружить его вниманием.
Наконец, они уселись за стол и по чашечкам разлили саке.
- Давайте, выпьем за прекрасную Пару. Пожелаем им счастья и удачных боев, -
торжественно произнес Какаши. Виновники торжества заулыбались, и все дружно
выпили.
- Мааа... Все хотел спросить, - протянул Хатаке, косясь на Ируку. - Генма, а куда ты дел свои ушки?
- Эй, что за грязные вопросы?! - воскликнул Ширануи, шутливо грозя пальцем другу. – А
зачем тебе?
- Хм... Мы могли бы устроить подбрасывание ушек, чтобы узнать, кому следующему
предстоит их потерять, - довольно жмурясь, ответил Какаши.
- Если учесть, что единственный, кому это еще предстоит, это Ирука, то выбор у нас
небольшой, - заметил Райдо, подозрительно глядя на хозяина дома. Хатаке пожал
плечами, старательно не обращая внимания на красного Умино. Тот сверлил его взглядом,
не предвещающим ничего хорошего Бойцу.
Генма переглянулся со своей Жертвой, и постарался разрядить обстановку, предложив всем какой-то новомодный салат. Умино все еще злясь, бросал злобные взгляды на Хатаке, но у того с лица не сходила блаженная улыбка.
Промучившись час, Ирука извинился перед Беззвучными и засобирался домой. Какаши тут же вызвался его проводить, так как ночь на улице, а у него есть машина. Не идти же Умино пешком.
- Спасибо, дойду как-нибудь, - проворчал Ирука и, попрощавшийся, покинул дом.
Через два квартала запал пропал, и Жертва медленно побрел по освещенной фонарями улице. Такого наглого приставания не позволял себе даже Мизуки.
«Такое ощущение, что он считает возможным так себя вести, словно то, что мы Пара дает ему такое право», - недовольно поморщившись подумал Ирука. Конечно, он мог бы наказать его, и Боец подчинился бы ему. Но Умино никогда не был сторонником причинения боли.
На улице было прохладно. Кутаясь в длинный шарф, мужчина напомнил себе, что скоро начнутся каникулы в школе, где он работал. Значит, тогда и будут проходить их тренировки.
- Я ведь говорил, давай я тебя подвезу, - раздался сзади знакомый голос. Ирука, не
оборачиваясь, бросил:
- Я не просил тебя следить за мной.
- Мааа... Боец и Жертва должны быть вместе. К тому же не мог же я отпустить тебя
одного в такое время, - заявил Какаши, однако догонять напарника не стал.
- Я не маленький. Сам доберусь.
- Я знаю. Мне хочется побыть с тобой. Ведь нам надо привыкать друг к другу.
- Я никогда не привыкну к твоим извращенным проступкам. И вообще, - сказал Ирука,
разворачиваясь к Хатаке, - Перестань делать эти пошлые намеки!
- Никаких намеков. Я говорю то, что думаю, - пожал плечами Какаши.
- Тогда не думай обо мне так, - потребовал Умино.
- Не могу. Ты ведь мой, и как подумаю о том, что могу коснуться тебя... – мечтательно
промурлыкал Боец и едва успел увернуться от летящего в него мобильника. Телефон упал
на землю, разлетевшись на тысячи кусочков.
- Вот, полюбуйся, что ты натворил, - вздохнул Ирука, подходя к тому, что осталось от
телефона. Подобрав с земли сим-карту, он выпрямился и приказал Какаши:
- Не ходи за мной.
- Я не могу не идти. Но если это приказ, я подчинюсь. Я хочу только убедиться, что ты в
целости и сохранности добрался до дома, - оправдывался Боец.
- Иди домой. Это приказ, - устало произнес Умино и пошел прочь. Оставшийся Хатаке
замер посередине заснеженной улицы, провожая взглядом свою Жертву. Он улыбался.
На следующий день Какаши пришел в школу, где работал Ирука. Он выгадал время, и появился в коридорах, пока шел урок. Неторопливо исследуя здание, он наткнулся на класс информатики. Сам Какаши семь лет назад окончил Университет по специальности «Безопасность компьютерных сетей» и, заслышав горестные завывания из кабинета, решил, что у кого полетела система.
Заглянув в комнату, Хатаке кивнул сам себе, увидев рвущего на себе волосы учителя.
- Проблемы? - участливо спросил он.
- Система не грузиться. Завтра контрольная, а там все задания, - машинально ответил
мужчина и повернулся. - А Вы кто?
- Я - друг Ируки-сенсея. Шел мимо, смотрю у Вас проблемы? Помочь? - не обращая
внимания на подозрительные взгляды учителя, Какаши сел на компьютер и быстро
пробежал пальцами по клавишам. Через минуту стало ясно, что систему основательно
поел вирус.
- Надо чистить, я попробую вытащить Ваши контрольные. Но антивирусник у Вас
старый, поставлю новый, - деловито комментировал свои действия Хатаке. Хорошо, что
возвращался с работы и все основные программы были при нем. Поколдовав над
машиной минут двадцать, Боец запустил специальную программу, сканирующую диск и
повернулся к потрясенному учителю:
- Пусть проверяет. Я через два часа вернусь, проверю. Может контрольные удастся
спасти, - обнадежил преподавателя Какаши и поднялся. Прозвучал звонок, возвещая о
конце занятий, и Хатаке направился к своей Жертве.
- Ну, Ирука-сенсей, я не хочу! - услышал Боец звонкий мальчишечий голос. И следом за
ним голос Умино:
- Надевай шапку, Наруто. На улице мороз. Я не хочу, чтобы ты простудил уши.
- Ничего с ним не будет, - не соглашался с доводами взрослого подросток. Какаши,
улыбаясь, вошел в кабинет. Его Жертва пытался угомонить мальчика лет двенадцати.
Светловолосую голову венчали оранжевые ушки, делавшие подростка похожим не на
котенка, а на лисенка. - Человеческие уши у меня не мерзнут, а кошачьи скоро отвалятся.
- Может, и не скоро, - вздохнул Ирука и, наконец, надел шапку на голову мальчика.
- Ну, я не буду ходить с ушками, как Вы, - заявил подросток и показал учителю язык.
- Не думаю, что уши – то что-то зазорное, - покачал головой Умино.
- Тогда и Вы надевайте шапку, - заявил мальчишка.
- У меня ее нет, - усмехнулся Ирука, разводя руками.
-Не волнуйся, парень. В следующий раз я принесу ему шапку, - вмешался Какаши.
Жертва проигнорировал его, и, поправив куртку на подростке, сказал:
- Подожди меня на улице, Наруто. Я скоро приду. Толко поговорю с ним.
- Это Ваш друг? - спросил лисенок, выходя из класса.
- Я – его Боец, - ответил Хатаке, подмигивая ничего не понявшему мальчику.
- Зачем ты пришел? Я просил тебя не ходить за мной, - строго произнес Ирука,
поворачиваясь к Хатаке. Естественно, он заметил присутствие своего напарника.
- Мааа... Я не могу быть вдали от тебя. Ты же моя Жертва, - возразил Боец.
- Это не значит... - начал было Ирука, но Какаши молниеносно скользнул вперед и
остановился вплотную к учителю.
- Это значит, что мне плохо, когда тебя нет рядом, - прошептал Хатаке и легко коснулся
губ мужчины. Кошачьи ушки Умино встрепенулись и встали вертикально, хвост замер.
- Что ты делаешь? Я же здесь работаю, - воскликнул Ирука, отталкивая Бойца. Но его
ничто не могло смутить. Какаши опять попытался поймать хвост Жертвы.
- Пусть все знают, что ты – мой.
- Ты – извращенец, - прошипел Умино и вылетел из кабинета. Сбегая по лестнице, он
наткнулся на Изумо, преподающего информатику.
- Ой! Скажи спасибо своему другу, он меня здорово выручил.
- Какому другу? - не понял Ирука, пытаясь восстановить дыхание.
- Седому такому. У меня компьютер полетел, а он поставил какую-то крутую программу,
и она сейчас там копается, пытается спасти хоть что-то, - пояснил Изумо.
- Никаких проблем, - протянул ленивый голос, и рядом с Ирукой остановился Хатаке.
- Все равно спасибо. Тогда через два часа встретимся? - уточнил учитель и, получив
утвердительный кивок, отбыл по своим делам.
- Не смей шататься по моей школе, - зарычал Умино и вышел из здания. Боец шел за ним
по пятам, и уходить явно не собирался. Жертва остановился и обернулся:
- Ты ведь не уйдешь?
- Нет. Я никуда не уйду. Обещаю, что в следующий раз предупрежу тебя, если соберусь
прийти к тебе, - поклялся Какаши.
- Эх, не использовать же против тебя заклинания, - вздохнул Ирука, - Мы с Наруто идем
есть рамен. Пойдешь с нами?
- С тобой, куда угодно, - улыбнулся Хатаке.

U-mailДневникПрофильURL2008-01-13 20:03
Victo
Обед пошел шумно и весело. Наруто съел порций десять лапши, при этом беспрестанно рассказывая как прошел день. Что нового он вчера увидел по телевизору, и какая скучная математика.
Ирука кивал, с улыбкой наблюдая за ним. А Хатаке любовался своей Жертвой.
Правда, на ужин его не пригласили. Умино приказал ему идти домой. Ничего не оставалось, как подчиниться.
Но втайне, Какаши посмеивался. Ирука запретил ему приходить на ужин, но не запрещал вообще приближаться к его дому.

Умино видел десятый сон, когда настойчивый ментальный оклик заставил его проснуться. Едва соображая сонным разумом, что он делает, мужчина поднялся с кровати и побрел в прихожую.
Непослушными пальцами отперев дверь, он приоткрыл глаза и сиплым голосом спросил:
- Кто там?
- Это я, любовь моя. Надеюсь, я тебя не разбудил, - промурлыкал Какаши и вплыл в
квартиру.
- Разбудил, - машинально сообщил ему Ирука, закрывая дверь, - Эй! Я же приказал тебе
не приходить!
- Ты приказал не приходить на ужин, а про ночь ты ничего не говорил. Я соскучился, -
пропел Хатаке и попытался обнять хозяина квартиры.
- Ты с ума сошел. Наруто спит в соседней комнате, - воскликнул Умино, отпихивая его
от себя.
- Ничего страшного. Я наложу на него заклятьице, будет спать как убитый, - заверил его
Боец.
- Только попробуй, - прошипел Ирука, - диван видишь? Спать там. И только попробуй
мне мешать.
- Я не буду мешать, любимый мой, - заверил его Какаши.
- Не называй меня так, - бросил через плечо Умино, направляясь в спальню.
- Но это правда, - отозвался Хатаке.
Жертва закрыл за собой дверь и залез в теплую постель.
- Ох, мне этот Какаши. Он сведет меня с ума, - пробормотал Ирука, поудобней
устраиваясь на кровати. Мужчина успел задремать, когда почувствовал, что к нему под
одеяло скользнул Хатаке.
- Какаши, я же приказал, - попытался спихнуть Ирука незваного гостя на пол.
- Ты не приказывал, - возразил Боец и крепко обнял его. Серебристоволосый мужчина
прижался к Умино и положил голову на плечо.
- Ты такой теплый, - промурлыкал он сонным голосом, - Я люблю тебя.
- Прекрати так говорить, - недовольно проговорил Умино. Хатаке не ответил, только
сильнее обнял его.
- Мне так хорошо, когда ты рядом. Я счастлив, - прошептал Какаши. Он не пытался
совратить свою Жертву, не касался, не целовал. Он просто лежал рядом, сжимая мужчину
так, словно хотел слиться с ним воедино.
Ирука расслабился, не пытаясь вырваться от своего Бойца. Ему впервые признавались в любви, и он не знал, как на это реагировать. И когда Какаши успел его полюбить? Но, судя по размеренному дыханию Хатаке, ответить он сможет только утром. Поэтому Ирука устроился поудобней в его объятиях и уснул.

Еще одной привычкой Бойца, о которой узнал Умино утром, было то, что спать Какаши любил и раньше одиннадцати не показался из спальни. К тому времени Наруто отправился с друзьями на каток, оставив Пару наслаждаться обществом друг друга.
- Доброе утро, любовь моя, - поздоровался Хатаке, появляясь в гостиной.
- Не утро, а день скорее, - улыбнулся Ирука. Сегодня у него было хорошее настроение. И
он решил не отчитывать Бойца за его ночной визит. - На кухне завтрак. Кофе в шкафу.
- Маа... а ты не поешь со мной? - спросил Какаши.
- Я уже завтракал, - покачал головой Умино.
- Тогда просто посиди со мной, пожалуйста, - умоляюще посмотрел Хатаке на свою
Жертву.
- Если ты так хочешь, - согласился Ирука, удивленный такой просьбой.
Они сели за стол. Пока Какаши ел, Умино сварил им кофе и присел рядом.
- Ты странный. Зачем мне сидеть здесь?
- Я хочу, чтобы ты был рядом, - улыбнулся мужчина, - А где Наруто?
- Ушел с друзьями на каток, - ответил Ирука, и заметив плотоядный взгляд Бойца,
добавил – Даже не думай! Никаких извращений!
- Говоришь так, словно ты согласен. Но Наруто нам мешает.
- Глупости, - фыркнул Умино.
- Ирука, ты не должен так привязываться к ним, - доверительным тоном поведал ему
Какаши, - ты же не сможешь с ушками всю жизнь прожить. Я буду нежен, обещаю. Я
хочу сделать тебя счастливым.
- Еще слово, и я запущу в тебя кофе, - ответил на это Жертва и вышел из кухни.
Слова Какаши волновали его, но решиться открыться ему Ирука никак не мог. А вдруг это просто слова? Он не хотел, чтобы потом, его выставили вон, заявив, что он слабый и ненужный. А может быть, он, действительно, его пара?
Минут через десять появился Хатаке и сел на диван рядом с ним. Он уже успел принести свою книжку и теперь уткнулся в нее, поглощенным чтением.
- Какаши, ты мне нравишься, - повинуясь внутреннему порыву, сказал Ирука. Боец
вскинул голову и неверяще посмотрел на него:
- Правда?
- Правда. Я рад, что рядом со мной.
- Ирука, можно я тебя поцелую? - попросил Какаши и, получив разрешение, прильнул
губами к губам своей Жертвы.
Умино замер, отдавшись новым для него ощущениям. Нет, конечно, Ирука целовался прежде, но так... Какаши прижал его к себе, зарывшись пальцами в волосы. Под напором его требовательного языка, Ирука приоткрыл губы и крепче прижался к сильному телу.
Горячий язык скользнул в рот, заставив мужчину застонать. Какаши на мгновение оторвался от упоительных губ и прошептал:
- Я люблю тебя, мой Ирука.
Умино улыбнулся, но отстраняться не стал, а потянулся за новым поцелуем. Он легко касался губ Хатаке, словно пробуя их на вкус. Эти нежные прикосновения сводили Какаши с ума. Он скользнул рукой по телу Жертвы, осторожно лаская бедро мужчины. Ирука не отстранялся. Он откинул голову назад, позволяя Какаши целовать шею, дорожкой поцелуев прокладывая путь к ключицам.
Рука с бедра переместилась на пояс домашних штанов, и настойчивые пальцы скользнули по животу. Умино напрягся и хрипло проговорил:
- Не надо. Не трогай там.
- Я осторожно. Тебе понравиться, - шепнул в ответ Хатаке, позволяя пальцам скользнуть
к низу живота Ируки.
- Нет. Не надо. Отпусти, - сказал Жертва и несильно оттолкнул Бойца. - Я не хочу.
Остановись.
- Не хочешь... - пошептал Какаши и убрал руки от мужчины. Он без единого слова
поднялся и отошел от дивана. - Прости. Я не хотел... Я...
С этими словами Какаши развернулся и переместился из квартиры. Ирука удивленно вглядывался в пространство, где только что был Боец. Использовать телепортацию в обычной жизни запрещалось, только если от этого не зависела жизнь Пары.
«Что я такое сказал? Почему он так ушел?» - понеслось в мыслях Умино. Он вскочил на ноги, поправляя одежду, и огляделся. Сконцентрировавшись, он пытался найти своего Бойца, ментально призывая его. Но Хатаке молчал.

U-mailДневникПрофильURL2008-01-13 20:04
Victo
Какаши вышел из маленького магазинчика и сел на лавочку в парке. Пытаясь успокоить бешено бьющиеся сердце, он переместился в первое пришедшее на ум место.
«Ему не понравилось. Он теперь будет меня ненавидеть», - подумал Какаши и спрятал лицо в ладони.
«Я не должен был настаивать. Не должен», - ругал себя Боец, глубоко уйдя в свои мысли. Поэтому когда его накрыла волна родной Силы, Хатаке успел только вскинуть голову. Перед ним стоял Ирука в домашней одежде, с растрепанными волосами и воинственно поднятыми кошачьими ушами. Он стоял босиком в снегу и гневно смотрел на своего Бойца.
- Я так и знал! Как ты мог так со мной поступить? Я ведь поверил, что ты любишь меня,
чуть ли не крича, выговорил Умино.
- Ирука, прости меня...
- Простить?! Ты ни чем не лучше Мизуки. Тебе так нужны мои ушки? Я отрежу их и
подарю тебе, - воскликнул мужчина, а глазах плескалась такая боль, что Хатаке
захотелось убить себя, за то, что он сделал.
- Я не должен был...
- Не должен! Если тебе хочется заняться с кем-то сексом, пойди и найди себе шлюху. Я
не хочу быть для тебя просто любовником. Неужели ты не понимаешь? - с обидой
прошептал Умино.
- Как ты мог такое подумать? Я хочу быть с тобой и только с тобой, мне не нужен никто
другой, только ты. Я люблю тебя, - с жаром сказал Какаши, поднимаясь и подходя к
своей Жертве.
- Любишь... Врешь ты все, - надул губы Ирука и отвернулся.
- Я не хочу быть тебе противным, - тихо произнес Боец. Хатаке осторожно коснулся плеч
своего напарника и прижал его к себе.
- Ты – дурак. Кто тебе сказал, что ты мне противен! Как ты такое мог подумать!
- проворчал Умино, прижимаясь спиной к нему. - Я не хочу торопиться, но это не означает, что я...
- Моя любовь... Мой Ирука... Моя Жертва. Я хочу быть только твоим, - шептал Боец.
- Какаши, ты действительно ненормальный. Ты ведь мой, а – я твой. Я не могу принадлежать другому человеку, - покачал головой Умино. Он начал мелко дрожать.
- Ты замерз. Не надо было перемещаться сюда.
- Пф! А сам? Ушел, а на мой зов не отвечал, - мотнул головой Ирука, но унять дрожь не мог, - пойдем домой.
Хатаке улыбнулся и переместил их в квартиру. Подхватив Жертву на руки, Какаши усадил его на диван и приказал не двигаться. Ирука проводил его вопросительным взглядом, но подчинился.
Боец сбегал в ванную и открыл воду. Потом вернулся к дивану и опустился перед Умино на колени.
- Верх глупости стоять на снегу. Я не заслуживаю такого, - мягко произнес Хатаке. Он аккуратно растирал ноги своего любимого.
- Замолчи. И не говори при мне таких глупостей, - помурлыкал Ирука. Он немного покраснел и прикрыл глаза. Его рука непроизвольно потерла бедро, и Какаши обеспокоенно спросил:
- Ты ударился?
- Нет. Это не ушиб. Хочешь посмотреть? Это началось еще вчера ночью, - предложил Умино. Боец кивнул и послушно последовал за ним в ванную. Ирука сбросил на пол рубашку и позволил мягким штанам соскользнуть с бедер.
- Ирука, - протянул Хатаке, не ожидавший того, что мужчина будет раздеваться при нем.
- Посмотри, - тихо произнес Умино, касаясь кончиками пальцев бедра. На нём тонкими линиями проступало Имя – Безжизненный. – Ты действительно мой. Имя не может лгать.
- Невероятно. Оно прекрасно, - прошептал Боец, рассматривая буквы.
- А у тебя оно проступило? - спросил Ирука, но Какаши только отрицательно покачал головой. - Значит, еще не время.
Жертву эта новость не огорчила. Он смущенно покосился на застывшего Хатаке:
- Если ты не против, я приму ванну.
- Конечно. Не буду тебе мешать. Я пока сделаю тебе горячий чай, - кивнул Боец и покинул комнату.
Когда Ирука появился из ванной, Какаши мгновенно увлек его в спальню, где уже ждала расстеленная постель. Чуть ли не силком уложив туда Жертву, Хатаке лег рядом.
- А где же чай? - протянул Ирука, но скорее для вида. Двигаться ему не хотелось, а в руках Бойца было уютно и тепло.
- Потом. Поспи немножко. Я не хочу, чтобы ты заболел, - ответил Хатаке.
Они лежали в объятиях друг друга и молчали. Через некоторое время Умино заворочался и, подняв голову, внимательно посмотрел на Какаши.
- А с кем ты потерял свои ушки?
- Маа... Тебе интересно? - улыбнулся Боец, - или ревнуешь?
- Мне ни к чему ревновать к прошлому. Я просто хочу знать, кто с тобой так поступил... Почему ты подумал, что можешь быть мне противен, - ответил Умино.
- Я потерял их с Обито, - тихо произнес Какаши, сильнее прижимая к себе свою Жертву. - Я думал, что у нас появится одно имя. И он был не против. Мы думали, что мы – Пара. Ведь у нас так хорошо получалось действовать вместе. Но уже тогда Обито нравилась Рин, и он метался, не зная кого из нас выбрать.
- Странный способ выбора симпатии, - прокомментировал Жертва, вызвав грустную улыбку Хатаке.
- Мне казалось, что тут и двух мнений не может быть. Но потом... Утром он сказал мне, что это было отвратительно. Ему не понравилось. И он ушел к Рин, а потом они погибли. Что-то не так пошло во время боя. Рин умерла почти мгновенно. Она была хорошей Жертвой. Обито прожил еще немного. Я и на минуту не отходил от его кровати, надеялся, что смогу спасти его. Но он тогда сказал, что не может жить без своей Жертвы. А потом перестал дышать...
- Не рассказывай, если не хочешь, - сказал Умино, проводя пальцами по щеке Бойца.
- Я не хочу, чтобы между нами были секреты. К тому же, когда он ушел, у него на горле появилось Имя. Такое же, какое и было у Рин – Несомневающийся.
- Не мое имя. И я понял, что должен его отпустить. Что где-то есть моя Жертва, с которой я должен встретиться, и однажды в Школе увидел тебя, - Какаши улыбнулся, нежно целуя удивленного Ируку.
- Постой. Когда ты меня видел? Я ведь в школу пришел в четырнадцать лет, а впервые увидел тебя года через три. Да и то мельком. Ты постоянно ходил, уткнувшись в книгу, и ни на кого не обращал внимания, - заметил Умино, щурясь от ласки.
- Нет-нет. Именно тогда. Ты о чем-то разговаривал с Мизуки. А я смотрел на тебя и не мог глаз отвести. Мне понравился твой шрам, и волосы, и ... Я не могу объяснить, но меня тянуло к тебе. Вот только я побоялся к тебе подойти, после всего... А потом, приехав как-то в Школу, узнал, что ты в Паре с Мизуки, увидел ваши бои и решил не вмешиваться. Представь мое удивление и радость, когда Сандайме объявил нас Безжизненными.
- А мне показалось, что тебе безразлично, - улыбнулся Ирука, - а оказывается, ты ждал все это время. Удивительно.
- Это того стоило. Я рад, что ты со мной, - замурлыкал Какаши, уткнувшись в шею мужчины. - А что у тебя было с Мизуки?
- Ага. Теперь кто тут ревнует? - усмехнулся Ирука. - Ничего у нас не было. То есть... Он хотел, но я не желал отдавать ему ушки. К тому же он слишком настаивал, мне это не нравилось.
- Хм... Буду знать, что ты не любишь настойчивость, - пробормотал
Хатаке.
- Я люблю настойчивость, - возразил Жертва, несильно прикусывая ухо Бойца, а Какаши в ответ поцеловал его в шею. - С тобой все совсем по-другому. С тобой я чувствую себя на своем месте.
- Мааа... Я люблю тебя, - выдохнул Хатаке. - А теперь хватит разговоров. Тебе нужно немного поспать.
-Сейчас же день, я не засну, - возразил Ирука, но уже через несколько минут отдался объятиям сна.

Боец осторожно поднялся с постели и вышел из спальни. Он поставил на плиту чайник и стал ждать, пока вода закипит, чтобы заварить свежий чай для своего любимого. На душе у Хатаке было так легко, и ему хотелось петь и прыгать от счастья.
«Наверное, это настоящее единение», - думал он, заливая ароматные листья горячей водой. Тишину квартиры разорвал телефонный звонок.
Какаши бросился к телефону, опасаясь, что трель разбудит Ируку.
- Алло, - лениво протянул он в трубку.
- Какаши, а ты что там делаешь? - раздался на том конце удивленный возглас Наруто, - а где Ирука-сенсей?
- Он спит. Чего тебе надо?
- Пф! Тебе скажи... Мне тут Саске предложил переночевать у него. Я хотел спросить...
- Можно. Оставайся, - тут же выдал Какаши, предвкушая целую ночь вдвоем с его обожаемым котенком.
- А Ирука-сенсей не будет злиться? – недоверчиво спросил Наруто.
- Не будет. Только ты шапку надевай, когда на улицу выходишь, - добавил Хатаке.
- Нечего мне указывать. Тоже мне мамочка нашлась! Мне и папы хватает, - пробурчал лисенок и отключился.
- Мамочка... тоже мне сынок, - фыркнул Какаши.
- Кто звонил? - раздался голос Ируки, и в комнату вошел заспанный мужчина. Длинные коричневые пряди рассыпалась по плечам, кошачьи ушки были немного прижаты к голове. Одним словом, Умино выглядел восхитительно.
- Наруто. Сказал, что будет ночевать у друга... у Саске, - ответил Хатаке.
- Ммм... Хорошо, только надо было напомнить про шапку, - зевнув, сказал Умино.
- Я напомнил, - гордо сообщил ему Боец.
- Какой ты молодец, - похвалил его Ирука и, подойдя ближе, поцеловал его в нос.
- И чай заварил, - подал голос Боец, и тут же его поцеловали в губы.
- А еще.… А еще я, - пытался придумать какую-нибудь причину Какаши.
- Мне не нужна причина, чтобы целовать тебя, - рассмеялся Ирука, позволяя Бойцу обнять себя.
Они выпили чай, и уселись на диван смотреть какой-то
старый фильм. Какаши положил голову на колени Жертвы и больше смотрел на него, чем на экран.
- Если тебе не интересно, принеси мне, пожалуйста, апельсин, - сказал Ирука, на миг оторвавшись от фильма.
- Слушаю и повинуюсь, - протянул Хатаке. Вернувшись, он опять устроил голову на теплые колени любимого. Он успел почистить плод и теперь Ирука аккуратно разделял его на дольки.
- Хочешь? - спросил Умино.
- Маа... я не против, - улыбнулся Боец и послушно взял губами предложенную дольку. В какой-то момент Жертва так увлекся действиями на экране, что не заметил как из поврежденного кусочка побежал сок. Какаши заворожено следил за дорожкой сока побежавшей по пальцам мужчины. Ирука не задумываясь, облизнул пальцы. Боец приказал себе успокоиться, но сладкая дорожка вновь скользнула по пальцам.

U-mailДневникПрофильURL2008-01-13 20:04
Victo
Отбросив доводы рассудка, Какаши поддался вперед и провел языком по коже. Жертва вздрогнул и удивленно посмотрел на него.
Не останавливаясь не на миг, Боец слизывал сладкий сок.
- Какаши, что ты... - спохватился Умино и осторожно оттолкнул Хатаке, накрыв его рот испачканной рукой.
- Ну вот, теперь ты грязный, - притворно вздохнул Жертва и, склонившись к Какаши, медленно провел языком по его губам.
Хатаке было хорошо. Нет! Он чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Ирука ласкал его. Сам! И ему это нравилось!
Фильм был позабыт, и двое влюбленных страстно целовались, не в силах оторваться друг от друга. Сквозь сладкую негу до него донесся голос Ируки:
- Я хочу подарить свои ушки тебе. Я хочу быть с тобой, сегодня... Завтра. Всегда.
Какаши замер и, не веря своим глазам, посмотрел на Жертву.
- Ирука, - выдохнул он и поднялся на ноги. Хатаке потянул своего любимого в спальню, не желая больше ждать ни минуты, и Ирука послушно последовал за ним. Умино раскраснелся, неуверенно скользнув руками под водолазку Бойца.
Какаши тихо постанывал, отвечая на поцелуи и медленно снимая одежду с любимого. Он не хотел торопиться, растягивая сладкие мгновения. Ему хотелось заставить Ируку потерять голову от наслаждения, стонать, выгибаться в его руках.
Мужчина покрывал легкими поцелуями лицо любимого, шею, опускаясь к ключицам. Он прикусывал кожу и тут же ласкал ее. Жертва тяжело дышал, упираясь в сильную грудь Бойца, но не пытался оттолкнуть, а словно искал хоть какую-то опору в сладком безумии.
Какаши прижал к себе любимого и медленно опустил на кровать. Приподнявшись, он с нежностью любовался Ирукой. Красивый, восхитительный, сексуальный – он был создан для того, чтобы его любили, ласкали.
Хатаке старался покрыть поцелуями каждый сантиметр его тела, выразить ему без слов всю нежность и любовь, которая бушевала в его душе. Ирука тянулся к нему, отвечая с не меньшей страстью на любое его движение. Он наслаждался близостью самого дорогого для него человека, своей половины, своего Бойца. Ему хотелось отдаться ему без остатка, растворить в его ласках, стонах.
Ирука, не сдерживаясь, выкрикивал имя Хатаке. Он едва ли почувствовал боль, когда Какаши вошел в него. Боец, не останавливаясь, ласкал напряженный живот Жертвы, бедра, заставляя его расслабляться и таять в жарких объятиях.
Ирука затуманенными глазами смотрел в разноцветные глаза своего возлюбленного. Он чувствовал в себе такую Силу, что, казалось, весь мир мог в этот мир ему подчиниться.
«Я люблю тебя», - прошептали беззвучно губы. И мир взорвался от этого признания. Ирука растаял, потерялся в водовороте ослепительного света, жара тела Какаши, в его дыхании.
- Какаши, я почти не чувствую ушек и хвоста, - отдышавшись, сообщил Умино.
- Так и надо. Не волнуйся. Завтра их уже не будет, - ответил Хатаке, поглаживая шелковые пряди его волос.
- Я люблю тебя, - прошептал Ирука. Боец счастливо улыбнулся и крепче прижал к себе любимого.
Засыпая, Какаши почувствовал покалывания на бедре. Обнимая спящего возлюбленного, он знал, что неведомая Сила выводит буквы на горячей коже - Безжизненный.

Название: Шапка больше не нужна...
Автор: Викто
Бета:Ninja_Super_Star
Пейринг/персонажи: КакаИру, Наруто, Саске
Состояние: закончен
Рейтинг: G
Жанр:романс, юмор
Критика: обязательно
Для кого написан и условия заказчика: для моих дорогих ПЧ, которые и сподвигли меня на продолжение
Предупреждения: АУ. Это первая прода, будут выставлены следующие, если понравится

читать дальше

Шапка больше не нужна…

Ирука мурлыкал себе под нос любимую мелодию. Настроение было великолепным. Солнечное утро, легкий мороз на улице. Умино пришлось сбегать в магазин, так как в доме не осталось молока, а без него сделать тесто было невозможно.
Какаши до сих пор спал. Вернувшись, Ирука на мгновение заглянул в спальню. Боец спрятался под одеялом так, что видны были только серебристые пряди его волос. Умино нестерпимо захотелось скользнуть руками под одеяло, коснуться теплой кожи. Мужчина улыбнулся и закрыл дверь. Сейчас он хотел испечь яблочный пирог, который они бы съели за завтраком. К тому времени должен был вернуться Наруто, а он выпечку обожает.
Ирука улыбнулся и отряхнул руки от муки. Пирог отправился в духовку, а мужчина торопливо убирал со стола.
Входная дверь распахнулась, и голос Наруто разнесся по квартире:
– Ирука-сенсей! Я Саске привел. А когда мы будем завтракать?
– Раздевайтесь. Вымойте руки, через полчаса будет готов пирог, а пока... - хозяин дома умолк на полуслове, заметив, что Наруто смотрит на него испуганным взглядом.
– Нару, что случилось?! - воскликнул Ирука, бросаясь к мальчику. Он упал рядом с ним на колени и начал осматривать его:
– Что случилось? Не молчи! Что-то болит? Где?
– Ирука... Сенсей... - прошептал лисенок, - где Ваши ушки?
– Идиот, разве о таком спрашивают, - фыркнул Учиха, но сам искоса быстро оглядел учителя.
– Наруто, - произнес Умино, немного покраснев. Он лихорадочно пытался придумать объяснение, которое могло бы удовлетворить любопытство мальчика.
– Лисеныш, ты чего с утра так кричишь? Можно подумать, тут кого-то режут, - зевая, пробормотал Какаши, выходя из спальни. Умино мысленно похвалил его за то, что тот не вышел раздетым, а успел надеть футболку и штаны.
– Ты?! Ты! Извращенец, что ты сделал с Ирукой-сенсеем?! - завопил Наруто, пытаясь вырваться из объятий Ируки.
– А? - только и ответил Хатаке, вопросительно глядя на Жертву.
– Ушки!!! Где ушки?! - закричал Наруто.
– Успокойся, хватит орать, - прошипел Саске, толкая его в бок.
– Где-где... Откуда я знаю... Иру, а где они? - поинтересовался Какаши, подходя к возлюбленному.
– Где надо, - отмахнулся Умино и поднялся. - Марш в ванную мыть руки. Сейчас будем завтракать.
- Ирука-сенсей, а как же... - попытался сопротивляться Наруто, но Какаши и Саске подхватили его под руки и силком доставили в ванную.
Пока троица выполняла водные процедуры, хозяин дома успел сделать омлет и легкий салат. Все ели с большим аппетитом, особенно Наруто, который при этом постоянно косился то на Ируку, то на Какаши. Хатаке делал вид, что ничего не случилось, Умино старался просто не краснеть еще больше. Саске молчал, время от времени толкая под столом лисенка, когда тот собирался открыть рот. Наконец, Наруто не выдержал и задумчиво произнес:
– Значит, теперь Ируке-сенсею шапка не нужна...
– Ирука улыбнулся, радуясь тому, что Наруто это легко воспринял. Какаши хмыкнул, привлек возлюбленного к себе и поцеловал в висок. Умино вздрогнул и гневно посмотрел на него:
– Не при детях же!
– Иру, им уже пора взрослеть. И что такого, что я поцеловал человека, которого люблю? - промурлыкал Какаши. Ирука не смог сдержать улыбку и повернулся к своим ученикам:
– Наруто, Саске, я хочу Вам кое-что объяснить...
– У меня вопрос, - перебил его лисенок, - Вы теперь поженитесь?
– Ирука замер, не зная, что ответить, но ему на выручку пришел Хатаке. Боец достал из кармана узкое золотое кольцо и протянул его Умино:
– Конечно, поженимся. Ты ведь станешь моей второй половинкой, Иру?
– Учитель изумленно переводил взгляд с кольца на возлюбленного.
– Какаши... С радостью, - улыбнулся он, позволяя Бойцу надеть кольцо на палец.
– Здорово! - воскликнул Наруто, - теперь у меня есть и папа и мама!

0

Похожие темы


Вы здесь » School of Pleasure » [Фанфики] » Не моё! Но потрясно!